Дети, умирающие от «живой» воды

Человек может прожить без еды до 8 недель. Без воды отведенный ему срок сокращается до трех дней. А что если вода есть, но такая, что под микроскопом в ней обнаруживается столько инфекционных бактерий и другой несовместимой с жизнью «грязи», что вызывает удивление, почему образец до сих пор не разъел колбу?

Проблема недостатка питьевой воды в странах третьего мира — это трагедия, которая может быть приравнена к природному геноциду. В Танзании, Малави, Эфиопии, на Мадагаскаре и в ряде других стран антисанитария приводит к загрязнениям воды, которые позже становятся причиной эпидемий.
Тяжелее всего приходится недавно родившим женщинам и их детям. Проект Deliver Life благотворительной организации Water Aid направлен на то, чтобы обеспечить новорожденных детей безопасной питьевой водой. До 10 февраля проводится сбор средств по всему миру. Фонд надеется собрать деньги для поддержки 130 000 семей — для этого каждое сделанное для организации пожертвование удваивается за счет правительства Соединенного Королевства.
Любая благотворительная кампания держится на людях. Не только на волонтерах, которые помогают собирать деньги и снабжают семьи, но и на историях тех, кто помощь уже получил. Возможно, несколько рассказов о персонажах Deliver Life заставят вас если не сделать пожертвование в пользу конкретно этого фонда, то просто совершить что-то доброе и полезное.

Акушер Дэниэл. Танзания

Дэниэл работает в госпитале Kiomboi — там часто не хватает чистой воды не только для того, чтобы поддерживать помещения и оборудование хотя бы в минимальной чистоте, но и банально для того, чтобы напоить или умыть пациенток и их малышей. Краны в палатах не работают. Ежедневно акушер сталкивается с, казалось бы, абсурдной проблемой: покинуть больницу и уйти за водой или продолжать ухаживать за пациентками, которым важно постоянное наблюдение.
«Самое страшное — когда я остаюсь на дежурстве один, а пациентов много. Кранов нет, воды тоже — иногда я не могу помыть руки, а это высокий риск заражения», — признается Дэниэл.
Дэниэл и его коллеги знают: самое важное — стерильность белья и медицинского оборудования. Но чаще всего это совершенно недостижимые условия.
«Когда я впервые увидел, что младенец умирает от сепсиса, я рыдал. Мне пришлось просить коллег сказать об этом его матери. Это было мое первое дежурство».
Причина, почему Дэниэл стал акушером, проста: помогая беременным и недавно родившим женщинам, он верит, что помогает всей своей нации.

Хадижа — мать, потерявшая сына. Танзания

Хадижа живет вместе с бабушкой. На двоих они делят маленький кирпичный домик в танзанийской деревне Миснигири. Когда Хадижа впервые за