Зачем американцы дают детям временные имена?

Среди родителей США набирает популярность идея о том, что дети должны подбирать себе имя самостоятельно.

Когда калифорнийский модный дизайнер, 36-летняя Сатья Твена была беременна первым ребенком, имя ее будущей дочери само пришло ей в голову во время медитации на занятии йогой. Имя было Уиш, пишет The New York Times.
«Уиш сама назвала себя, потому что она уже вполне активно жила в матке», — объясняет муж Сатьи, Джеффри. Однако к разочарованию супругов, их второй ребенок упорно не проявлял желания выбирать себе имя. Во всяком случае, пока был в матке. Сын так и родился безымянным, однако вскоре начал подавать родителям знаки — так, по словам Джеффри, однажды, когда папа поднес к носику малыша пучок шалфея (sage), тот широко раскрыл глазки.
Потом супруги вспомнили, что во время родов у них в доме звучала песня про мудрость (у слова sage, кроме шалфея, есть и другое значение — мудрец, мыслитель, ученый). А у первого гостя, пришедшего к ним в дом после родов, был уже взрослый сын по имени Сэйдж. Словом, все одно к одному. И мальчик получил имя Сэйдж.
«Если бы я мог, я бы позволил им повзрослеть и сознательно выбрать себе имена, но поскольку я был абсолютно уверен, что имена Уиш и Сэйдж пришли к нам от них, я думаю, что мы поступили правильно», — говорит Джеффри.
«Но если Уиш потом передумает и решит, что ее зовут как-то иначе, то на здоровье. Ее могут звать как угодно, хоть 8600. Дети умнее и мудрее нас, и сами знают, что им нужно», — считает Джеффри.Многие современные американские родители рассуждают так же, как Джеффри, и уже идут на поводу у детей в вопросах их гендерной идентичности, позволяя им самим решать, кто они — мальчики они или девочки. А в последнее время появились те, кто разрешает детям самим выбирать себе имена или менять данное при рождении имя. Ребенку специально дают временное, «рабочее» имя, которое уже предназначено для последующей замены на «настоящее», лучше отражающее его индивидуальность.

Проблемы с идентичностью

И хотя детям может нравиться такая свобода в выборе своего имени, предоставлять им ее — не самая лучшая идея, считает детский психолог и психиатр, эксперт по воспитанию Кэрол Либерман.
«Эти родители таким образом восстают против традиций, испытывая упоение от своей смелости и современности, но они не понимают, какой ущерб они наносят детям, — поясняет Либерман. — Дети, у которых имя — странная комбинация букв или даже цифр, или у них вообще нет имени, не понимают, кто они. И их, безусловно, ждут серьезные психологические проблемы». Либерман считает, что разрешать детям официально менять свое имя можно только когда они станут взрослыми, зрелыми людьми.
Однако не у всех выходит даже это. 36-летнему J. Мартину Гриффиту мама предоставила возможность самому выбрать, какое имя будет означать его первый инициал — буква J («джей»). Но он до сих пор не может принять это важное решение. «Мама всегда мне говорила, что когда я вырасту, то смогу сам выбрать себе имя. Я перебрал уже тысячу имен, но так ни на одном и не остановился», — рассказал Гриффит. По его словам, он мучается с этой проблемой всю сознательную жизнь. Что касается окружающих, то те просто зовут его вторым именем, Мартин.Исходя из своего опыта, мистер Гриффит — далеко не самый большой фанат идеи о предоставлении детям возможности выбирать себе имена. «Выбрать имя для другого человека — очень трудная задача, а когда вы остаетесь с ней один на один, и вам надо назвать самого себя, это еще труднее. Я думаю, что имя имеет на удивление большое значение в этом мире», — говорит Гриффит.

Смена нелюбимого имени

В то же время, жить до зрелого возраста с именем, которое ты ненавидишь, тоже очень трудно, считает 29-летняя Эмбе Гуаданьо, которую родители назвали Зира. «Я всю жизнь твердила маме, что ненавижу свое имя, его никто не может правильно произнести», — рассказала девушка. Она сама назвала себя Эмбе в старших классах школы, а официально сменила имя в возрасте 20 лет. Сейчас у Эмбе есть трехлетняя дочка Лайла. Девочка уже знает: если ей понравится какое-то другое имя, она сможет перестать быть Лайлой.
43-летний Джордж Вукович и его партнерша Эстер Хант тоже не видят ничего плохого в том, чтобы дети меняли свои имена, если захотят. Они планировали назвать свою дочку Афиной, но, когда она родилась, дали ей имя Изабелл. А месяц спустя еще раз изменили решение и назвали девочку Еленой. Сейчас восьмилетняя Елена подумывает сменить имя и назваться все той же Афиной или же Айрис, и родители только за.
«Это ее жизнь и, если для нее важно иметь другое имя, почему бы и нет?» — говорит Джордж.Клинический психолог Тиффани Тауэрс уверена, что понимает мотивы таких родителей, как Эмбе, Джордж и Эстер. Перекладывая на детей ответственность за такой значимый выбор, родители, возможно, хотят избежать в будущем упреков в свой адрес: например, в том, что назвали ребенка как-то не так, и теперь его дразнят в школе из-за странного или старомодного имени, или же он сам ненавидит свое имя.
В то же время Тауэрс согласна с Кэрол Либерман в том, что сама возможность свободно обращаться со своим именем может оказаться непосильной задачей для детской психики. «Детям приходится задаваться вопросами по поводу своей индивидуальности, которую они пока в полной мере не способны осознать. Кроме того, дети могут начать сомневаться в том, можно ли доверять родителям принимать другие решения, которые затрагивают их интересы», — объяснила Тауэрс.

Больше уверенности в себе

Есть и другое экспертное мнение. Психолог Джон Даффи работает с детьми, которым разрешили самостоятельно выбрать себе имя. Он считает, что ничего плохого в этом нет: поиск нового имени очень вдохновляет, поддерживает младшее поколение и укрепляет его уверенность в себе.
По мнению психолога, этот тренд является обратным по отношению к другому популярному методу воспитания — так называемому «вертолетному воспитанию» (от англ. helicopter parenting). Это ситуация, когда родители, как вертолеты, жужжат над своими детьми и не дают им никакой самостоятельности. Здесь же, наоборот, проявляется деликатность и уважительное отношение к личности ребенка. «Родители объясняют мне, что, называя так или иначе своих детей, они ведут себя слишком самонадеянно, так как не знают в точности, какое имя им подойдет», — рассказал Даффи.
« Как одна девочка ненавидела своего отца
90-летняя мама нашла свою с 70-летнюю дочь »
  • +2

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
В целом, правильно. Я тоже «за», — чтоб законодательно упростить до минимума процедуру смены имени до совершеннолетия, причем даже без согласия родителей, просто с уведомлением. И государству выгодно: большинству загранпаспорта менять придется,- а это деньги в пользу бюджета.
  • Поделиться комментарием
0
Афина — в смысле, Паллада? Как-то имена богов, демонов, ангелов и прочих бессмертных — не айс для человека! Не люблю имена Афина, Венера, Иисус, Люцифер и прочие подобные! Другое дело — имена смертных, в т.ч. политических и исторических деятелей, литературных и киношных персонажей… Та же Ассоль, Алсу, Изабелль, Беллатрикс, Аэлита, Ипполита — вполне звучит, претенциозно, звучно и действительно красиво!
  • Поделиться комментарием