Почему учителя не хотят бороться с травлей в школе и как увидеть, что у ребенка проблемы?

В первые дни нового учебного года СМИ публиковали не только праздничные репортажи, но и страшную информацию об очередных случаях травли, насилия и суицида в школах, которые становятся уже чуть не обыденностью.

По последним данным, 42% школьников в России сталкивались с насилием в образовательных учреждениях, но они, как правило, не сообщают об этом родителям и учителям. Участники круглого стола проекта ТравлиNET поделились своим опытом и предложили алгоритмы противодействия буллингу

В травле участвуют не злодеи и монстры, а обычные люди

Екатерина Шульман, политолог, член Совета по правам человека при президента РФ, участник проекта ТравлиNET:
Вот уже два года я участвую в проекте ТравлиNET. Травля — очень популярный сейчас термин. За ним скрываются закономерности, которые работают как на школьном уровне, так и на уровне социума в целом.
Для того, чтобы конфликт стал травлей, необходимы два условия. Первое — это замкнутое пространство, откуда жертва не может уйти. По крайней мере, ей не вырваться оттуда без поддержки. Это, к примеру, общежитие, тюрьма, школа, детский дом. И второе: наличие у травящих силового ресурса либо апелляция к нему.
Я вижу довольно большое сходство между школьной травлей и домашним насилием. И то, и другое развивается в закрытых системах, и сама их приватность представляет собой почву, на которой может развиваться насилие.
И то, и другое — это системные процессы со своей динамикой, а не разовые эпизоды. И самое печальное — эти процессы могут стремительно нарастать: казалось бы, какие-то «мелочи» (не так посмотрел, не то сказал) быстро приводят к убийству и суициду.
Это делает работу по профилактике травли и насилия чрезвычайно сложной. И там, и там участвуют не злодеи и монстры, не люди, поврежденные умом, а те, кто в другой обстановке ведут себя совершенно адекватно.
Мы все знаем, что те, кто был когда-то участником травли, вырастают и становятся нормальными людьми. А родители этих детей даже в момент самой травли искренне убеждены, что их ребенок не способен обидеть и муху. В общем, это предотвратимые и излечимые вещи. Но, еще раз подчеркну, что путь от ерундового повода до тяжких преступлений может быть довольно коротким.
Да, мы имеем дело со сложным социально-психологическим феноменом. Мы постоянно проходим между Сциллой и Харибдой: «оставьте все в покое, это дело семьи, дети просто так играют» — это наша Сцилла. А Харибда — «давайте все регламентируем, установим круглосуточные камеры видеонаблюдения и наведем в школе жесткий порядок».
Еще никто не изобрел универсального средства против травли. Нет ни одного общества, которое избавилось бы от этой проблемы полностью. Нет рецепта, который можно скопировать и полностью излечиться от этой напасти.
Из этого, правда, не следует, что так было и будет всегда. Действительно, буллинг питается некоторыми изначально присущими человеку качествами. Но много и других ужасных и жестоких черт было когда-то присуще человеческому обществу, но постепенно мы все же с ними распрощались.
В истреблении этого комплексного явления должны участвовать все — учителя, родители, школьники, социальные педагоги. Никто не должен оставаться в стороне.

Травля не закончится, пока в нее не вмешаются взрослые

Ольга Бочкова, автор проекта «Академия безопасности»:
Когда я начинала антибуллинговые тренинги, то хотела работать с детьми. Но потом поняла, что намного эффективнее одновременно работать с детьми и родителями. Дети, проводя много времени в интернете, все чаще страдают от кибербуллинга. Сложность в том, что родители почти всегда бывают не в курсе провокаций против их ребенка, а сам он о них, как правило, не рассказывает.
Можно установить на смартфон ребенка программу родительского контроля, которая позволит вовремя увидеть, что у сына или дочери подозрительная активность на странице.Обращайте внимание на такие вещи, как: настроение (замкнутое, агрессивное, тревожное), поведение (вздрагивает, не отлипает от телефона, закрывается в комнате), отношение с друзьями (портятся, перестает общаться), успеваемость и мотивация учиться (падает, не хочет ходить в школу), здоровье (плохо спит, не ест, плачет, нервничает). Смотреть на все эти признаки надо в совокупности, главное не игнорировать — любые изменения в ребенке не бывают просто так!
Я часто слышу от родителей, что они стараются вести себя, как мы им советуем на тренингах, пытаются поговорить с педагогом, а он в ответ: «Никакой это не буллинг, пересаживать вашего ребенка я не буду и вообще, все терпят, и ваш пусть потерпит».
Но травля не закончится, пока в нее не вмешаются взрослые, третьи силы. Пока травящие не поймут, что им придется за это ответить. Поэтому — подключайте школу, департамент образования, полицию, прокуратуру и ничего не бойтесь.

Учителя не очень мотивированы бороться с буллингом

Ольга Журавская, президент АНО «БО «Журавлик»:
Опросы показывают, что в России учителя оценивают уровень травли значительно ниже, чем ученики. Поскольку мы работаем с подрастающим поколением, нам, может быть, удастся переломить нынешнее положение вещей, потому что у молодых уже совсем иной взгляд на насилие, толерантность, свободу человека.
Мы издаем брошюры, делаем наклейки, выпустили наборы карточек против буллинга. Это не какая-то единая система, которую в каждую школу нужно обязательно внедрить, а работает по принципу конструктора: «Берите то, что вам нужно».
Пройдя за два года путь проб и ошибок, мы поняли, что учителя не очень мотивированы бороться с буллингом. Школа для учителей — тоже очень сложное место. На территории школы учитель не готов раскрываться.
Потому мы решили уйти в интернет, чтобы дать возможность учителям, родителям и всем желающим получить информацию о буллинге. Но и это недостаточная мотивация. Конечно, поддержка учителей — важная часть проекта ТравлиNET. Поэтому мы хотим, чтобы после прослушивания нашего курса учителя получали сертификат о повышении квалификации, что послужит для них дополнительным стимулом.
Наша цель — создать гибридный курс (семинары, онлайн-занятия, наглядные пособия, карточки). Мы проводим игровые семинары. Это намного эффективнее, потому что детям хочется играть, а просто сидеть на семинаре им скучно. Надеемся, что у нас получится подобрать ключ к детям и родителям. Трудно сказать, что делать, если школа не готова к метаморфозам. В этом случае смогут сделать что-то только родители. Имеет смысл идти туда, куда зовут, и к тем, кто готов нас слушать.

Либо ты первым дашь в лоб, либо тебя затопчут

Наталья Емельянова, АНО ДПО «Институт социальных услуг «Вектор», г. Пермь:
Травля — это самая больная и нелюбимая тема в школьном сообществе. Сначала мы делали ставку на отдельных педагогов. Но теперь поняли, что эффективнее обучать сразу всех учителей школы. В идеале весь коллектив должен иметь единый взгляд на проблему травли. Такая общая антибуллинговая политика очень важна.
Хорошо бы принять школьные локальные правила, акт по антибуллингу. Если вскроется какой-то случай травли, то должен быть четкий алгоритм, как нужно действовать.Родители тоже не знают, как вести себя, если ребенка в школе травят. Поэтому важно работать не только с учителями, но и с родителями. Травля — это общая проблема, и всем надо объединяться, чтобы решить ее. Если мы ждем, что школа быстро изменится, то будем разочарованы. По нашему опыту, примерно год школа входит в эту тему — раскачивается, размышляет, что-то пробует. А на второй год появляются какие-то результаты.
В Перми мы работаем и со школами закрытого типа при исправительных учреждениях. То, что в обычной школе — буллинг, тут воспринимают как необходимый элемент дисциплины. В таких заведениях укоренилась дедовщина, и она поддается реформированию с большим трудом. Либо ты первым дашь в лоб, либо тебя затопчут. Если всем объединиться и предложить другую модель поведения, то постепенно что-то может сдвинуться с мертвой точки.

«Мы же рейтинговая школа, у нас это исключено!»

Светлана Маторина, директор детского центра научных открытий «Иннопарк»
Я не слышала о буллинге до тех пор, пока не определила своего сына в школу, занимающую первые строчки в рейтингах. Над сыном там постоянно издевались, а 86% родителей говорили: вы все выдумали, никакого буллинга нет. Никто не готов был признаться, что мальчику очень плохо. Замкнутый круг: родители вторят учителю, который не признается, что ребенка травят. А учитель не хочет об этом говорить, потому что администрация ему не велит. Ведь мы же рейтинговая школа, у нас это исключено!
В итоге мы просто перевели сына в другую школу. Я описывала то, что с нами происходило, в своих соцсетях. И мне стало приходить множество откликов. Оказалось, что эта проблема очень распространена.
И в большинстве случаев никто в школе травлю не признает, как не признают ее и родители тех, кто травит.Когда это произошло с моим ребенком, я решила изучить опыт других стран: ездила в Финляндию, Норвегию. Главное там — это профилактика насилия с самого раннего возраста.
В Финляндии есть федеральная программа, которая обязательна для всех. С первого класса дети, родители и все в школе находятся в едином информационном поле. Но нам пока до такого далеко, хотя маленькие шаги в нужном направлении уже делаются.

Любой человек может увидеть, что с ребенком что-то не так

Мария Зеленова, кризисные и клинический психолог АНО «БО «Журавлик»:
Большинство взрослых считают, что киберпространство — это личная территория ребенка. Вторая крайность, когда педагоги или родители считают, что они должны жестко контролировать эту сферу.
Кибербуллинг — такая же сложная и многосторонняя проблема, как и обычный буллинг. Поскольку дети очень много времени проводят в интернете, то там их и ловят в свои сети преступники.
Не оставайтесь в стороне, если вы заметили что-то неладное со своим или с чужим ребенком! Учитель, репетитор или любой другой человек может увидеть, что с ребенком что-то не так. В первую очередь, об этом говорит его эмоциональное состояние.Стоит доверительно поговорить с подростком, и многое станет ясным. Поговорите с родителями, попробуйте задать вопрос, чем вы можете быть полезны.Этические моменты и деликатность соблюдаются ровно до того момента, когда ничто не угрожает жизни и здоровью ребенка. Как только есть угроза здоровью, нужно принимать меры, обращаться в органы образования или в прокуратуру.

Из методического пособия для школьников Людмилы Петрановской

Как неправильно реагировать на травлю:
* Спорить («Я совсем не толстый, просто крупный», «Эта новая кофточка — самая модная, ты просто не понимаешь»)
* Отвечать тем же («Ты сам дурак!», «Ты сама с помойки»)
* Угрожать («Я все расскажу учительнице!», «Вы у меня получите!»)
* Делать вид, что не слышишь, но при этом краснеть и прятать глаза
* Делать вид, что тебе смешно, если это не так
* Убегать и прятаться
* Плакать и жаловаться
* Бросаться в драку
* Пытаться непременно это остановить
Зачем останавливать то, что не может причинить тебе вред? Им нравится так делать — это информация о них, а не о тебе. Мало ли кто вокруг чем занимается и что говорит! Они хотят так проводить свое время — это их дело. А у тебя своих забот полно.
Как правильно реагировать на травлю:
* Пожать плечами («Может, и так»)
* Улыбнуться («Я так рад, что вам весело!»)
* Перевести внимание на обидчиков («Да, я знаю, что тебе нравится так говорить»)
* Задать встречный вопрос («Тебе хочется так думать?»)
* Согласиться («Да, у меня полно недостатков, ты верно заметил»)
* Дать разрешение («Ты можешь так думать, если захочешь»)
Смысл любых правильных реакций — показать, что то, что происходит, их дело, а не твое. Это они тут чего-то хотят. Ты этим если и интересуешься, то из вежливости. Поначалу обидчики могут еще больше разойтись. Попробуют кричать погромче и пообиднее. Но если гнуть свои линию, им быстро надоест. Нет обиды — нет и их власти над тобой, а значит, и смысла продолжать.
Общероссийский телефон доверия: 8-800-2000-122 (бесплатно и круглосуточно)
« Как мотивировать ребенка хорошо учиться в школе?
Хитрый способ быстро собрать детей в школу »
  • +2

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.