Как научить ребенка отвечать на шантаж со стороны сверстников?

Что предпринять родителям, если хорошие друзья их детей вдруг начинают вести себя зло: навязывают игру, заставляют принимать свои правила, угрожают тем, что не будут дружить?

Что делать, если конфликты касаются учебы, оценок и полны презрения к «отстающим», может ли что-то сделать с этим учитель в своем классе и чем помочь своему ребенку перед школой, чтобы он сумел избежать такого отношения сверстников – рассказывает подростковый психолог Инна Пасечник.
«Если не будешь играть в магазин, ты мне больше не подруга», – сказала лучшая подружка моей дочки и сощурила глаза так, что я отшатнулась. Дочке шесть. Она домашний и трепетный ребенок. Общительная, очень любит своих друзей, но среди них есть такие – хорошие, многих из них я знаю с рождения – которые начинают вести себя довольно зло. «Ты мне не подруга, если не отдашь свою куклу», «Это я тут решаю, как играть», «Мы тебя в игру не берем» и холодный прищуренный взгляд…
Дочка ни дня не ходила в детский сад, а на следующий год ей в школу. И тут я вспоминаю свой первый класс. В октябре за какую-то контрольную учительница влепила тройку. Одноклассница Маша получила «отлично». Сощурив глазки, она сказала: «Вот! Ты всегда будешь получать тройки и двойки, а я – пятерки, в крайнем случае четверки». Нет, она не сказала, что не будет со мной дружить, но вот противопоставление, «изгнание» мной было уловлено очень хорошо.
Моя мама вовремя объяснила, что оценки в начальной школе – всегда за почерк. «Кто умнее, у того почерк хуже, так что не переживай, дочка». Прошло тридцать лет. Я закончила школу с медалью, Маша – на тройки. Но до сих пор, когда замечаю у подруг моей дочери взгляд с прищуром, меня передергивает и становится страшно за своего ребенка. Я в растерянности. Что будет в школе? Как себя вести, как научить дочь отвечать на такое? И как объяснить, чтобы она сама так никогда и ни с кем не разговаривала?
– Как бы вы охарактеризовали эту историю и ответили на вопросы матери?
– Это очень частая история, и она имеет два фокуса внимания. Как психолога меня гораздо больше волнует первый из них – история отношений в классе.
Для маленьких детей, первоклассников особенно, страшно важно, какой будет культура взаимодействия в классе. Это напрямую зависит от того, как общается с детьми учитель и какой посыл он им дает. Например, в классе могут быть как те, кто успевает по всем предметам, так и те, у кого что-то не получается.Если учитель допускает пренебрежение к отстающим или отличающимся плохим поведением, автоматом это становится сообщением ученикам: те, кем пренебрегают, хуже остальных, с ними «можно вот так» обращаться.
– Почему тема взаимоотношений в школе кажется вам более важной?
– В моей личной практике много примеров, когда из младшей школы дети выходят неуверенными, не умеющими общаться и взаимодействовать с другими. Хорошо, что тема травли в школе стала открытой. Но это не значит, что она исчерпана.
Одни учатся хорошо, другие плохо. Со временем это может измениться. Крест ставить на детях довольно странно. Единственное, что по-настоящему имеет значение – эмоциональное благополучие человека. Какими бы ни были способности и таланты, только в ситуации благополучия человек будет успешным и найдет свой путь в жизни.
Перед педагогом стоит не только задача учить или учить учиться, но и формировать культуру отношений в классе. Как только дети начинают чувствовать себя в классе тревожно, ответом становится травля. Травля – это способ детей справляться со своей тревогой.
– Вы придаете большое значение роли учителя, будто бы его положение в классе изменилось. Что-то действительно изменилось?
– Всегда были учителя, которые не очень бережно обращались с первоклассниками. Разные учителя делали это по-разному. Но сегодня проблема стала системной. Учитель в школе сам перестал чувствовать себя в безопасности. Если человек на своем рабочем месте не защищен, если понимает, что в любой момент его могут оштрафовать, если знает, что администрация не защитит – а администрация и правда не защищает учителей, скорее рассматривает их как разменную монету в отношениях с родителями, если учитель боится, то он неверно выстраивает взаимодействие в классе.

Объясните – и ребенок спокойно пойдет жить дальше

– В чем второй фокус внимания психолога в истории «подружки с прищуром»?
– Второе – это личность конкретного ребенка, который сталкивается с проблемой. Здесь есть несколько моментов, на которые стоит обратить внимание.
Во-первых, родитель должен задуматься: что у ребенка с самооценкой? Оперативно реагируют на травлю те дети, у которых есть четкое понимание, что они достаточно хороши. То есть те, у кого адекватная самооценка. Сталкиваясь с угрозой подруги перестать дружить или играть, да и с более серьезной проблемой, такие дети подойдут к родителям поделиться своей тревогой. Если родитель объяснит происходящее, такой ребенок спокойно будет жить дальше.
Если же у ребенка с самооценкой все плохо, если он не уверен в себе, то не только травля, но даже простая угроза перестать дружить становится травмирующей ситуацией. Это добавляет веса к общему ощущению, что он сам недостаточно хорош.
– И что делать, чтобы с самооценкой все было в порядке?
– Хвалить за то, что у ребенка получается хорошо. Смещать фокус внимания с проблем, перенося на сильные стороны самого ребенка. Именно сильным сторонам стоит уделять больше времени.
– Как влияет на развитие и адаптацию в коллективе опыт агрессии со стороны сверстников в раннем детстве? Насколько он разрушителен для ребенка? Если атмосфера в семье благоприятная и ребенок любим, значит ли это, что ребенок выйдет из ситуации без проблем?
– Чем благополучнее история жизни в раннем детстве и в дошкольном возрасте, тем больше шансов, что по мере взросления ребенок будет лучше справляться со сложными социальными ситуациями и неудачами, в том числе в отношениях. Это факт. Благополучное младенчество – фундамент, который дает человеку устойчивость в будущем. Если младенец, у которого возникали по мере роста естественные трудности, получал отзыв от родителей.
Например, его брали на руки, жалели, одобряли. Если этот ребенок познавал мир вместе со взрослыми и они его поддерживали, когда ему было что-то непонятно или трудно, если ему было грустно и родители его утешали и оберегали, у такого ребенка формируется важная для нашей психики устойчивость. Психологическая устойчивость позволяет нам адекватно воспринимать и переваривать новые сложные социальные ситуации.
Мы не можем защитить ребенка от всех невзгод. Но родители способны помочь сформироваться психике ребенка так, чтобы она была достаточно устойчива. Есть дети, которыми не занимались от рождения до трех лет, потому что мама, например, вышла на работу, вынуждена была постоянно менять нянь, а потом и вовсе отдать в сад. Или ребенок рос в семье, которая постоянно меняла место жительства, а родители были убеждены, что «утешать не надо», «на руки брать и заниматься лишний раз не надо», «баловать запрещено». Такие дети вырастают совершенно неустойчивыми. Столкновение с любой сложной социальной ситуацией их разрушает.
– Хотите сказать, поколение, воспитанное по доктору Споку, пострадало и неустойчиво перед невзгодами и тем более травлей?
– Да. Доктор Спок, кстати говоря, уже успел извиниться перед этими «детьми» и их родителями, признав, что был неправ в своей теории. С тех пор, как теория привязанности стала набирать обороты, появилась куча исследований о связи привязанности с тем, насколько человек будет успешен в будущем. Ученым стало понятно, что психика формируется совершенно определенным образом.
Воспитывать нужно вовсе не методом «в воду зашвырнул, раз покормил, все объяснил, а дальше выплывай и справляйся сам». Так можно воспитывать в лучшем случае бойцов. Здоровая и устойчивая психика формируется в поддержке и контакте.

За агрессией всегда стоит страх

– Что говорит об агрессоре и жертве ситуация «нападения» одного ребенка на другого, будь то попытка навредить исподтишка или угроза в открытую?
– С возрастом психика человека усложняется. Про детсадовских детей можно с уверенностью сказать, что «агрессорами» являются те, у кого повышен уровень тревожности. При этом тревога может быть связана с самыми разными вещами. Например, ребенок с низкой нейродинамикой нуждается в предсказуемости мира. Ему важно заранее знать то, что его ждет, то есть предсказуемость ситуаций. Желательно, чтобы перемены были не слишком быстрыми.
Представьте, в 3-4 года такой ребенок попадает в детский сад. Сидит, играет с игрушкой. Вдруг кто-то ее отнимает. Ребенку с низкой нейродинамикой в такой момент не удается справиться с эмоциями, у него наступает аффект. Такие дети могут укусить, толкнуть своего обидчика в ответ. Со временем способность контролировать себя у таких детей улучшается. Они перестают кусаться и толкаться, но это не говорит о том, что у них снижается уровень стресса. Он остается достаточно высоким.
Иногда ощущение небезопасности, тревоги связано у детей не с конституциональными особенностями. А с тем, например, что по каким-то причинам ранние годы жизни были сопряжены с большим количеством перемен и недостаточной чуткостью взрослых, которые ухаживали за ребенком.Обычно это приводит к тому, что у ребенка не формируется базовое чувство безопасности. Он чувствует себя тревожно.
Типичным примером являются дети, выросшие в сиротских учреждениях. Попадая в приемные семьи, казалось бы, окруженные любовью и заботой, они должны чувствовать себя максимально комфортно. Но они не слушаются взрослых, кусаются, агрессивны в отношении других детей. Почему? Потому что им очень страшно. За агрессией у детей всегда стоит куча страхов.
– Чаще все-таки подростки проявляют агрессию в отношении сверстников.
– Даже в более старшем возрасте агрессия у ребенка может сохраняться. Она может быть следствием как несформированности базовой безопасности, так и авторитарных и жестких методов воспитания дома. В таком случае агрессия является попыткой ребенка поддержать и спасти свою самооценку. За счет подавления других такие дети пытаются почувствовать себя крутыми и достойными членами общества.
Жертвой, повторюсь, может стать любой. Чем старше дети, тем чаще в жертвы они выбирают людей менее защищенных. Особенно это заметно в коллективной травле. Такая травля характеризуется неравностью сил.Чтобы кого-то начали травить, ничего особенного не нужно. Достаточно минимального отличия: очкарик, рыжий, толще остальных…
Чем более «странненькое поведение» у ребенка, тем выше опасность попасть в ситуацию издевательств и травли. Можно долго рассуждать на тему «Почему поведение ребенка (жертвы или агрессора) не соответствует «социальным» требованиям». Поверьте, это никак не связано с тем, посещал или не посещал такой ребенок детский сад. Это связано исключительно с врожденными личностными особенностями ребенка.
Если взять идеальную ситуацию, в которой все дети одинаковы. Например, нет ни рыжих, ни толстых, ни высоких, ни очкариков. Ребенок, который чувствует себя любимым, который знает, что его принимают в семье, редко становится жертвой травли. Он будет увереннее себя вести и либо не столкнется с травлей, либо сумеет себя защитить.
Если в семье ребенка принимают не до конца, если он чувствует себя нелюбимым, «недостаточно хорошим», «не очень умным», то он неизбежно своим поведением будет транслировать такое представление о себе. Как раз он, скорее всего, станет жертвой травли. Классическая фраза, которую говорят родители своим детям: «Не обращай внимания» – у одного работает, а у другого нет. Одного ребенка «Не обращай внимания» поддерживает, другого – разрушает, нанося травму на всю жизнь.

Подкиньте дочке пару идей

– Как же правильно реагировать родителю, к которому пришла дочка и пожаловалась?
– Первое. Всегда и обязательно послушать ребенка. Слушаем его чувства и эмоции. Ни в коем случае не пропускаем чувства, даже если ситуация нам кажется незначимой и глупой. Даже если хочется сказать: «Не обращай внимания», сначала слушаем чувства человека и только потом говорим: «Понимаю, ты расстроен».
– Но если ситуация и правда глупая?
– Травмой становится то чувство, которое мы не можем переработать. Для его переработки нам нужен внешний человек. Это касается не только детей, но и взрослых. Не случайно мы хотим поделиться своими бедами с подругами.
– Как дальше утешать ребенка?
– Второе. Следует спросить ребенка, почему, по его мнению, условная Маша так сделала/сказала, зачем? Своими вопросами надо попытаться привести ребенка к мысли, что у другого человека были свои мотивы поведения. «Она сказала или сделала так не потому, что хотела тебя обидеть, а потому, что у нее что-то не в порядке». Стоит подкинуть пару идей. Например, «может быть, она тебе завидует, так как у нее обычно все хуже получается?» «Может быть, она чувствует себя в классе неуверенно, решила на тебе отыграться?» Только после этого можно сказать: «Ты хорошая, не обращай внимания».
– «Не буду с тобой дружить, если…» – фраза, которую обычно используют девочки? Почему дети допускают психологическую агрессию в отношении своих же подруг?
– Эти фразы говорят и девочки, и мальчики, но с разными формулировками. «Мы с тобой не будем дружить», – говорят девчонки. «Ты не подходишь для нашей команды», – говорят мальчики. Смысл всегда один и тот же. Исключение из круга – это демонстрация власти, попытка чувствовать себя крутым за счет другого. Такие вещи происходят не от большой уверенности в себе и не от большого психологического здоровья.
То, как развивается социальное взаимодействие, то, как часто кто-то пытается отыграться на другом, напрямую связано с уровнем тревоги в коллективе в целом. Как только коллективу что-то угрожает извне, вызывает тревогу, тут же начинаются внутренние разборки. Одни пытаются почувствовать себя увереннее и нападают. Свидетели при этом не защищают жертв, понимая, что сами могут оказаться в роли жертвы в следующий момент. Внутренний разбор происходит путем исключения из круга своих.
– Как действовать родителям? Стоит ли обращать внимание на жалобы ребенка, если речь не о физической агрессии, а о «ты больше не в нашей команде»?
– С точки зрения психологической целостности неважно, с физической или психологической агрессией сталкивается человек. Травма, которая наносится психике, одинаковая. Если в случае психологической травли человек ощущает себя униженным, одиноким и никчемным, то при физической агрессии он на уровне тела ощущает себя не в безопасности, ждет удара и того, что в любой момент ему могут сломать руку.

Если культурные ценности не совпадают

– Формулировки, манипулятивные приемы, которые дети используют в ситуации агрессии, они наблюдают в семье, школе, по телевизору?
– По моим наблюдениям, берется все это из ниоткуда, существует на уровне инстинкта. Другое дело, что модифицируются и усложняются манипулятивные приемы, если дети наблюдают нетолерантное отношение где-то еще, например, дома. Фразы детей часто выдают цитатник взрослых. Не обязательно это цитатник родителей, это могут быть формулировки воспитателей в саду, учителей в школе, вожатых в лагере. Если ребенок приемный, его «слова», скорее всего, принесены им из другой жизни.
В любом случае, любая агрессия для взрослых – сигнал. Нужно немедленно идти и смотреть, что делается в коллективе, в классе в целом, что происходит с агрессором. Скорее всего, ему самому нужна помощь.
Я сталкивалась с ситуациями, когда люди в культурном плане не совпадали. Не в том смысле, что эти были интеллигентные, а другие нет. Ценности одних детей могут отличаться от ценностей других или другого. И вариантов развития событий всего два. Либо ваш ребенок сменит свои убеждения и мимикрирует под ценности группы, либо никогда не впишется в коллектив.
– Что родители должны с этим делать?
– Задаться вопросом: можно ли перевести в другую школу, в которой взгляды и ценности семьи будут совпадать со взглядами и ценностями коллектива. Если не могут никуда перевести, надо обеспечить ребенку среду (кружок, клуб, группу), в которой найдутся ребята, близкие по интересам.
До сих пор очень остро стоит вопрос культурных несовпадений. Расскажу типичную историю. Представьте, что в Москву переезжает мусульманская семья, строго соблюдающая традиции, в том числе воспитания детей. Одна из дочерей идет учиться в обычную столичную школу. Неожиданно в подростковом возрасте сталкивается с кучей проблем.
Оказывается, то, что позволено детям, воспитанным светской культурой, не позволено ребенку из мусульманской среды. Речь даже не о том, чтобы пить, курить и ходить в мини-юбке. Например, физкультурная форма в школе – короткие шорты и обтягивающая белая футболка с короткими рукавами. Девочка взрослеет, ее сверстницы пользуются средствами, которые позволяют сделать ноги гладкими. Ей же это не позволено. Казалось бы, абсурдная ситуация, но именно она становится зоной риска.
Над ребенком начинают смеяться, и очень быстро он становится изгоем. Ни учитель, ни психолог не могут как-то серьезно помочь. Выхода два: либо ребенок поступается своими взглядами (идет наперекор семье), либо терпит, ищет место и среду взаимодействия с теми сверстниками, которые его взгляды разделяют.
– Досрочно выявить проблемы у ребенка можно?
– Если мы замечаем, что дошкольнику трудно общаться на детской площадке со сверстниками, – это сигнал. Если мы замечаем, что он сильно нервничает, устраивает истерики перед тем, как пойти из одного места в другое, например, более людное. Это тоже сигнал. Если по непонятным причинам ребенок говорит: «В кружок не пойду», «На улицу не хочу» – тоже сигнал. Родитель должен понимать: не всегда это каприз вредного ребенка. Зато всегда повод разобраться, что пугает его в этом кружке, людном месте или на площадке. Не исключено, что именно там ребенок столкнулся с неприятной ситуацией, враждебностью, наконец, у него могут быть врожденные особенности, которые мешают ему адекватно выстраивать коммуникацию.
Не вредно было бы сходить на диагностику к психологу и разобраться, почему тяжело знакомиться, отчего сложно дружить с новыми детьми, насколько страшно и почему ходить в новые места. Часто детям помогают психологические группы, в которых помогают освоить навыки взаимодействия.Еще полезнее с шестилетним ребенком, за год до школы, посетить нейропсихолога. Стоит выяснить, все ли хорошо у ребенка с познавательным развитием. Хорошая речь, умение читать и считать до десяти не гарантируют, что с обучением не будет проблем. Нейропсихолог может выявить функции и нейронные связи, важные в школе, которые не успели сформироваться.
Достаточно освоить несколько упражнений, которые помогут их сформировать.
– Что это даст?
– Сколько бы мы ни говорили об обучении и воспитании учителей, нужно понимать: это далекая перспектива. Задача родителей – помочь исправить, скорректировать, взрастить в ребенке все, что можно, еще до школы. Познавательные функции – как раз та самая вещь, которая нам подвластна. Это позволит ребенку не столкнуться с проблемами в школе. Очень важно, чтобы в начальной школе ребенок был успешен.
Первые два класса начальной школы вообще-то не про знания, а про период, когда он должен научиться учиться. Именно поэтому с 3 до 7 лет ребенка нужно пичкать не кружками английского и математики, не подготовкой к школе и прочими познавательными курсами. Это возраст, когда ребенок должен освоить социальные компетенции. Задача развития этого возрастного этапа – научиться выстраивать отношения со сверстниками. Сюжетно-ролевая игра в этом возрасте гораздо важнее курсов английского языка.
Более того, если мы загружаем ребенка большим числом познавательных, а не игровых кружков, мы двигаемся перпендикулярно задачам развития, льем воду против ветра. Именно это создает условия, чтобы ребенок не хотел учиться вообще.Для тех родителей, которые переживают, что их ребенок как-то отстанет в своем развитии, достаточно привести всего одно исследование. Между детьми, которые начали читать в три года и в семь, нет никакой разницы. Первые не стали гениями, вторые не пополнили списки отстающих. А вот освоили ли они навыки коммуникации, значение имеет.
« Известный художник из Израиля честно показал....
Стресс перед беременностью повышает вероятность... »
  • 0

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
Спасибо вам большое.Детский педагог-психолог Ольга Смольнякова г.Волгоград
0
Хорошая статья. Только бы родители применили ее в практике. А то они все переваливают на усталость. А зачем тогда детей заводить. Молодые родители не понимают того, что пообщавшись с ребенком усталость уходит сама собой.