Малыш 1,5 года не признавал мать из-за ошибки в роддоме

Эта громкая и запутанная история произошла четыре года назад. В мае 2015 года в гинекологическом центре Эль Сальвадора, столицы центральноамериканской страны Сальвадор.

38-летняя Мерседес Касанельяс родила мальчика. Роды произошли на сроке 35 недель. Как вспоминала потом Мерси, когда она впервые увидела личико малыша, она поразилась, насколько он похож на своего отца, ее мужа Ричарда Кашуорта. Однако новорожденного сразу унесли, а Мерси дали снотворное, чтобы, по словам врачей, она получше отдохнула после родов.

Мерседес и ее сын Мозес
На следующий день, пишет The Mirror, Мерси принесли сына, однако она четко увидела, что это другой ребенок. Мерседес пыталась что-то выяснить, но врачи и медсестры заверили ее, что это совершенно точно ее сын. Мерси и Ричард назвали малыша Джейкоб и забрали его домой. Однако ощущение, что это не их ребенок, не проходило.
Спустя месяц Мерси и Ричард решили все же сделать анализ ДНК. Анализ показал: шансы на то, что Джейкоб их биологический сын, равны нулю.Мерси и Ричард обратились в правоохранительные органы, чтобы разобраться в том, что же произошло в больнице, и в том, куда делся их родной сын. Сначала супругам сказали, что своего сына они никогда не увидят, потому что его продали сразу после рождения, а Джейкоба они могут оставить себе, потому что его бросили в роддоме. По этому делу был арестован акушер-гинеколог, принимавший роды у Мерседес.
Однако спустя три месяца Мерси и Ричарду рассказали новую историю – никакой продажи не было, детей просто случайно перепутали в роддоме, и они могут прямо сейчас обменять Джейкоба на своего биологического сына, которого его родители назвали Мозес.
«Это был самый лучший и, одновременно, самый ужасный день в моей жизни, как будто я родилась и умерла одновременно. Я рыдала, потому что Джейкоб тоже был моим малышом», – вспоминает Мерси. Но вот она впервые взяла на руки Мозеса, и сразу полюбила его. Он был как две капли воды похож на Ричарда.
У супругов осталось много вопросов по поводу этого дела, но они были невероятно счастливы, что их сын все-таки к ним вернулся, и не стали настаивать на дальнейших разбирательствах.
Однако по словам Мерси, первые месяцы после возвращения Мозеса были для нее очень тяжелыми и болезненными – она страдала из-за разлуки с Джейкобом, и от того, что Мозес не воспринимает ее как маму.

Мерседес с сыном Мозесом
Он никогда не плакал и не расстраивался, если она уходила. «Я был для него просто кем-то, кто о нем заботится, еще одним человеком в его жизни. Я понимала, что это результат того, что с ним произошло, и мучилась от чувства вины, хотя и не была ни в чем виновата», – говорит Мерси. Ведь первые три месяца жизни – ключевой период, когда устанавливается та уникальная связь между ребенком и матерью, а Мозесу и Мерси этот период пришлось пропустить.
Мерси не переставала надеяться, что все удастся вернуть. Она не спускала Мозеса с рук, старалась проводить с ним как можно больше времени. Прогресс произошел лишь спустя полтора года. Мерси привела сына в ясли и когда собралась уходить, он вдруг заплакал и вцепился в нее. Мерси, по ее словам, тоже в этот момент разрыдалась от радости, что Мозес наконец начал воспринимать ее как маму. Но «мамой» сын назвал Мерси только в три года. Сейчас Мозесу уже четыре с половиной года.
« 19 творческих идей, которые заставят детские...
Идеальные дети – грустные дети? »
  • +10

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

-1
Первое, что он должен был сказать этой женщине: ты не моя мамка!